МФО "Рамфин", находившаяся в группе Мособлбанка, выбрала банкротство

МФО "Рамфин", находившаяся в группе Мособлбанка, выбрала банкротство

Прежде находившаяся под контролем бывших собственников Мособлбанка микрофинансовая организация «Рамфин», уже трижды сменившая своих владельцев, на минувшей неделе направила в столичный арбитражный суд заявление о собственном банкротстве. «Рамфин» оказалась не в состоянии осуществить все выплаты по имеющимся у неё обязательствам на общую сумму 5,2 млрд рублей - указано в заявлении компании. 

Мособлбанк считался крупнейшим кредитором этой организации — речь о 4 млрд рублей — кроме того, у компании остался долг перед физическими лицами на сумму еще 1,2 млрд рублей. Если обратить внимание на перечисленные в заявлении в большей или меньшей степени реальные активы, то МФО имеет только скромную дебиторскую задолженность (в виде выданных микрозаймов) на сумму 183,5 млн рублей и некоторое иное имущество, на общую стоимость 47 млн рублей.

В июне текущего года «Рамфин» была передана структурам СМП Банка в составе прочих небанковских активов, принадлежащих экс-собственникам Мособлбанка Мальчевским в процессе санации банка. Далее эти активы, в том числе и «Рамфин», приобрел Алексей Костров, прежде связанный с Мальчевскими. Как только в сентябре стало публично известно о вскрывшихся у компании проблемах относительно исполнения обязательств, Костров перепродал эту микрофинансовую структуру в другие руки — её приобрела компания «Стронг-Капитал», владелец которой попросил Центробанк о том, чтобы организация была исключена из реестра МФО, после чего она фактически перестала существовать. Причем, судя по утверждениям последнего владельца, учредителя «Стронг-Капитала» Сергея Гребенникова, он приобрел «Рамфин», чтобы стать активным участником процесса возврата долгов компании, и надеялся, что его опыт коллекторского бизнеса станет востребован.

По его словам, он рассчитывал, конечно же, не на 1,7 тыс. человек, являющихся частными заемщиками организации-должника (сумма долга - 183,5 млн рублей), а на долг перед «Рамфином» на сумму около 4 млрд рублей, числящийся за председателем правления Мособлбанка Виктором Яниным, в настоящее время арестованным. По словам Гребенникова, эту сумму "Рамфин" получил практически накануне санации от Мособлбанка, трансформировав её в кредит Янину, и спустя неделю этот заем оказался погашенным при помощи соглашения об отступном. При этом погашался заем не денежными средствами, а акциями (1,68%) в то время еще контролируемой бывшими владельцами банка Республиканской финансовой корпорации (РФК). Стоит отметить, что сейчас их стоимость под большим сомнением. После того, как Мособлбанк санировали, санатор получил РФК за 1 рубль, но потом осуществил её отчуждение за 750 тыс. рублей, поскольку входившие в неё активы оказались бесперспективными.

Юристами не исключается, что действия Гребенникова могут быть связаны с интересами СМП Банка (который мог бы контролировать процесс банкротства), однако ни банк, ни Гребенников не намерены приступать к обсуждению этого вопроса.

Юристы отмечают явные пробелы в законодательстве о микрофинансовых организациях — закон не препятствует МФО самоисключаться из реестра независимо от качества их активов и принимать по своему желанию решение о собственном банкротстве. Если бы речь шла о банке, вопроса о добровольной ликвидации при таком качестве активов даже бы и не вставал, а процесс банкротства после того, как банк в принудительном порядке оказался лишенным лицензии, происходил бы под контролем государства, действующего в лице Агентства по страхованию вкладов.

Москва