С ноября российским банкам запрещено заниматься кредитной благотворительностью

С ноября российским банкам запрещено заниматься кредитной благотворительностью

Стала неожиданной новость о том, что Банк России повысил на 1,5 процентных пункта, до отметки в 9,5%, стоимость рефинансирования российской банковской системы. Большинство экспертов сомневаются, что такая мера заметно скажется на инфляционных ожиданиях, но она может серьезно повлиять на промышленность — реальное значение ставки банковского процента бесповоротно переходит в сферу положительных.

К очередному проявлению жёсткости в кредитно-денежной политике Центробанка можно было бы отнестись как к инструменту реформ всей структуры при откровенно слабом умении правительства ведения их исключительно в своей зоне ответственности. Впрочем, высокая концентрация в экономике и общедоступный характер государственной поддержки применительно к окологосударственному бизнесу практически минимизировали непреклонность, столь свойственную Банку России.

31 октября Банк России резко повысил - на полтора п.п. ключевую ставку, что стало крайне неожиданно: рост ставки был ожидаемым, но исключительно в границах 0,5-1 п.п., наряду с увеличением гибкости инструментов рефинансирования. По мнении, аналитиков ING Eurasia и Unicredit Bank, в сложившихся сегодня условиях было логично связывать ожидания с меньшим повышательным движением ставки, уменьшением объема рыночных интервенций или полным досрочным отказом от них перед полным переходом к таргетированию инфляции с будущего года или подвижками оперативного курсового коридора. По мнению Дмитрия Полевого (ING Eurasia), самое "большое разочарование" связывают с отсутствием каких-либо изменений в политике Центробанка в отношении предоставления валютной ликвидности: со стороны банков не предъявляется заметный спрос на свопы и действующие валютные репо по ставкам выше рыночных. В том виде, в каком это объявлено, решение по ставке вряд ли будет способствовать поддержке рубля, тогда как именно ослабление национальной валюты является главным фактором ожиданий продолжения роста инфляции.

Так или иначе, но в связи с дефицитом рабочей силы и недостатком спроса, рост ставок ЦБ независимо от того, какие цели поставлены регулятором, нужно рассматривать как важный элемент реформ всей финансовой структуры. Резкий рост стоимости рефинансирования бесповоротно уводит реальные ставки по кредитам, предоставляемым банками, в положительную область. Секторы экономики проявляют неоднозначную реакцию на рост стоимости денег, в итоге, демонстративная жесткость в денежно-кредитной политике может быть рассмотрена не только как защита курса рубля, но и как подключение Центробанка к структурным реформам, что в итоге приведет к сокращению занятости и выпуску на производствах, не являющихся конкурентоспособными, но получившими с ослаблением рубля и ограничениями по импорту, надежду на то, что их деятельность продлится за счет того, что реальная стоимость кредита (при инфляционном росте во 2-м полугодии этого года) снизится. Любые заявления Центробанка о высокой степени загрузки исключительно "конкурентоспособных", а не всех производств при ненормально высоком уровне занятости, подтверждают эту версию: ключевая ставка в 9,5% в среднесрочной перспективе приведет к ограничению инвестиций нерентабельных компаний и перетоку занятости в пользу более перспективных секторов.

Однако, на пути поддержки Центробанком ставкой структурных реформ, проводимых Министерством экономики и Министерством промышленной торговли, есть и такие барьеры, которые преодолеть вряд ли удастся (по крайней мере, только Банк России с ними не справится). Первый связан с высокой концентрацией промышленного производства в стране: по информации Всемирного банка (ВБ), на долю 25% отечественных компаний, имеющих наибольший доход, приходится свыше 80% выпуска, и войти на рынки новым компаниям проблематично — при высокой стоимости денег эта проблема скорее усугубится. По сути, расчетами Всемирного Банка подтверждается, что во время кризиса в экономике шансы на выживание на рынке у крупных, но почти неконкурентных компаний более высокие, чего нельзя сказать о новых претендентах (по этой причине период спада в отечественной экономике более продолжительные, чем в других странах). Стоит напомнить, что если говорить о проблеме неконкурентных рынков, как и других препятствий для выхода к рынку, то она находится вне пределов компетенции Банка России: это прерогатива правительства.

Вторая проблема иллюстрирована опросами ИЭП, проведенными в октябре: большая часть компаний в турбулентный период, как и раньше, возлагает надежды не на рост эффективности внутри самих себя, а на поддержку, которую окажет государство. По мнению 47% руководителей компаний, среди которых были проведены опросы, оживление инвестиций сегодня помогло бы в снижении цен на оборудование (фактор, являющийся особенно значимым), 46% надеются на поддержку со стороны государства в виде разного рода субсидий, гарантий, государственного участия. Министерству экономики вместе с Министерством финансов в Белом доме вряд ли по силам осуществить блокировку отраслевых запросов на государственную поддержку, которая при её получении способна аннулировать "структурные" сдвиги, ожидаемые от решений Центробанка по вопросу, касающемуся стоимости рефинансирования.

Москва