Отказываемся от кредита легально, или как обхитрить банкира?

Отказываемся от кредита легально, или как обхитрить банкира?

Порой банкиры не желают понять сложные обстоятельства клиентов и подождать до тех пор, пока последние смогут закрыть долг или осуществить пролонгацию уже взятого кредита. Тогда у клиента остается лишь один выход: защита от будущих судебных разбирательств и попыток конфискации имеющейся собственности для продажи и направления полученных средств на погашение кредита. Как же разрешить ситуацию, когда финансовое учреждение требует возвратить выданные средства и обращается в суд, с минимальными тратами?

Неявка в суд

Основная задача штрафника – отложить, насколько это получится, судебные разбирательства, или если решение уже означено – его исполнение. При судебных «диверсиях» можно не приходить на заседания в суд, тогда их будут переносить. Также возможно, что разрешено правами, следуя законам, отправлять анкеты или ходатайства, например, о рассмотрении проблемы судебной коллегией или о замене судьи и т.д. Минус подобной скрытой войны с финансовой компанией заключается в том, что вскоре все завершится и суд все же будет устроен. Если решение суда будет исполнено, заемщику нужно будет возмещать долги или лишиться собственности. Единственно, чем может помочь откладывание дела, тем, что у клиента появится время накопить какие-то деньги и по завершении процесса закрыть кредит, возместив полученные средства. Порой нескольких месяцев судебных разбирательств достаточно заемщику, чтобы решить свои финансовые трудности и превратиться снова в платежеспособного клиента.

Признание недействительности договора

Еще один способ отложить процесс суда – инициирование разбирательств с изучением его в суде о доказательстве долгового договораДолги недействительным. Если договор подписывался при ипотечном кредитовании, то судебный процесс по доказательству его недействительным будет базой для приостановки дела о взыскании объекта ипотечного залога. Естественно, клиенту могут отказать в подобном деле, но у него хотя бы возникнет несколько месяцев, чтобы собрать средства для закрытия кредита. Или же клиент может выиграть процесс и передавать не весь размер кредита, а лишь его тело.

Поводом для пересмотра договора о кредите может являться нехватка у банкира лицензии на кредитную деятельность. Но в настоящее время мало подобных банкиров, однако можно подыскать и другие поводы, например, если человек, который оформлял договор, не мог этого делать или совершил с нарушением процесса оформления кредитного договора. Еще одним поводом может стать отсутствие согласия мужа или жены на кредит, или органов опеки, или наличие фальшивой подписи на договоре.

Отказываемся от кредита и последствий его невозврата с помощью ремонта

Если вы занимали средства на ипотеку, то в ситуации их невозврата первое, что понадобится банкиру – продать залог. При оформлении договора о залоге в нем указывается собственность. Чтобы соглашение о залоге стал недействительным, нужно всего-навсего совершить перепланировку недвижимости, тогда собственность, указанная в договоре, не будет соответствовать той, которая есть в действительности, а финансовое учреждение может надеяться лишь на ту недвижимость, которая описана в договоре, а таковой уже не будет. Перепланировка недвижимости – это веская причина для признания недействительности договора. Причем она приведет к невозможности указания права имущества за новым владельцем недвижимости, который приобретет его на аукционе, если фирма выставит предмет залога на продажу. Если сильно пытаться, то подобным способом можно вообще оставить за собой ипотечную недвижимость.

Отдельный метод, который тоже помогает совершить такую же аферу, заключается в изменении почтового адреса жилья или здания. Данная операция не обходится без подключения органов самоуправления населенного пункта. Ипотечной недвижимости дается новый адрес, а соглашение остается прежним, а значит, банк не может забрать квартиру, которое значится не в том месте, где, следуя бумаге, находится объект залога. Подобная процедура, естественно, возможна, однако практическое ее осуществление маловероятно.

Москва